Previous Entry Share Next Entry
О «Притяжении» и Прекрасном Далёко, которое не случилось.
kolesnikov_max
Оригинал взят у zina_korzina в О «Притяжении» и Прекрасном Далёко, которое не случилось.
  • Поздновато отзываюсь, но я не фильме даже... Когда вышел фильм «Притяжение», тут же посыпались забавные обвинения, в том числе и в ...мизантропии-русофобии. Мне тоже смешно, да. Мол, авторы показали, что инопланетный Д`Артаньян - лучше, выше, чище, нежели население района Чертаново. Сейчас вообще истерия по всякому поводу, а истерия - признак слабости. Нас обидели! Мы сжимаем кулачки и ...бежим писать пост, стряпать демотиватор, строчить каменты. Что увидела я в этом фильме? Мир Полдня (как видели его наши же фантасты) случайно соприкоснулся с миром победившего Кадавра (тоже из Стругацких). Итак...



    Чем мы владели когда-то? «Наверное, то, что все они почти без исключений были еще не людьми в современном смысле слова, а заготовками, болванками, из которых только кровавые века истории выточат когда-нибудь настоящего гордого и свободного человека», - это слова из культового романа братьев Стругацких «Трудно быть Богом» и касаются они, конечно же, не землян. Мы-то — добрые, честные и разумные. Мы покорили пространство и время, а ещё мы посадили яблони на Марсе и «на пыльных тропинках далёких планет...» остались наши следы. Романтика и прогресс. Хомо-не сапиенсы (sic!) Арканара — иные. Грязные, зачумлённые, жестокие. Они, в принципе, не ведают, что творят, а посему — какой спрос? Одна острая жалость, ибо даже помочь - невозможно. Точнее — нельзя. Они обязаны пройти этот путь сами и выстроить города Солнца посредь сияющего Полдня... А пока - серость, похоть и вонища - триада арканарской судьбинушки.



    Когда-то очень давно — целую вечность назад — советские фантасты строчили мифы о будущем, где потомки станут великодушными хозяевами галактик. Эра Великого Кольца — как было у Ивана Ефремова. Созидание и высший порядок. Мы станем гармоничными и светлыми — мы уже начали превращаться в полубогов! Запустили человека в Космос и объявили, что к 2000 году выстроим коммунистическое Послезавтра. Осталось лишь искоренить мещанство, подлость и прочий оголтелый расизм. Книги и кинофильмы живописали лучезарное человечество, которое будет не только лучше нас-грешных, но и обучит политесу всех остальных гуманоидов. Подростки из «Москва — Кассиопея», названные ни много ни мало — отроками во вселенной, посланы спасать планету. Дети — предельно серьёзны и торжественны. Фоном звучит: «Я возьму этот большой мир, / Каждый день, каждый его час, / Если что-то я забуду, / Вряд ли звезды примут нас».



    Но звёзды — примут и мальчики-девочки это знали. Что им какие-то роботы-вершители с железными нервами? Наш советский семиклассник даст фору любой хитрой технике. На экране «Через тернии — к звёздам»! И снова мы летим на выручку, ибо кто освободит несчастную Дессу от копоти, грязи и сволочей? Даже в ироническом трэше Георгия Данелии «Кин-Дза-Дза» прораб дядя Вова и «скрипач» Гедеван оказываются на голову выше местных чатлан и пацаков. Хотя бы потому, что у нас есть спички и кое-какой музыкальный талант. Но главное — совесть и желание помогать. Герой «Обитаемого острова» - молодой космонавт Максим Каммерер терпит крушение на странной планете... Саракш непригоден для нормального бытия. Нет, дышать и кушать — можно, а вот соображать — нет. Стало быть, надо бороться.



    Землянин — это сила и ответственность за всю матушку-Вселенную. Сейчас принято утверждать, что человек — слаб и подвержен страстишкам. Так проще жить — люди не мучаются и любят себя такими, как есть. Результат? Не развиваемся. Станислав Лем оказался ближе к реалиям. «Не летают - и никогда уж не полетят. Ням-ням. Одно огромное ням-ням», - говорит один из персонажей «Возвращения со звёзд». Но мы не сдавались и верили! «Мы - дети Галактики, / Но самое главное, - / Мы дети твои, дорогая Земля!» - оптимистично выводил Лев Лещенко, а пионерские хоры слаженно ему подпевали. Кому тогда пришло бы в голову создавать «зеркальный» сюжет, где Земля — это Арканар, Саракш и Торманс вместе взятые, а хорошие парни сваливаются к нам откуда-то из космосов?



    ...Блокбастер Фёдора Бондарчука «Притяжение» вызвал шквал критики — положительной, отрицательной, нервической, издевательской — в общем, на все вкусы. Публицист и общественный деятель Егор Холмогоров крепко разругал киноленту, точнее - коллизию: «Начитанный зритель, естественно, поймет, что «Притяжение» — скрытый сиквел «Обитаемого острова» того же Бондарчука. Корабль с прогрессором опять терпит крушение на населенной кошмарными дикарями планете. Только там аборигены через слово кроют друг дружку «массаракшами», а тут все твердят на русском языке про какую-то свою землю. В «Притяжении» режиссер пытается в некотором смысле переиграть проблематику Стругацких, а именно продолжения «Обитаемого острова» — повести «Жук в муравейнике»...». То бишь, не мы, а - нас...



    ...Большинству критиков не понравилась антитеза: небожитель против гопника. Мол, наши лучшие девушки так устают от грубых мужчин, простоты нравов и половой свободы, что бросаются на шею первому встречному гуманоиду. На несколько минут мы погружаемся в мир, откуда прилетел тот парень — чистый воздух, зелень, вода и много-много умной, ненавязчивой техники. Что сие напоминает? Пространства братьев Стругацких. Что-то, вроде этого: «Он вышел. Он вышел в незнакомую и в общем-то чужую жизнь, под бескрайнее небо, в зелень бескрайних садов. В мир, где, наверное, стрелами уходят за горизонт стеклянные автострады, где стройные здания бросают на площади ажурные тени. Где мчатся машины без людей и с людьми, облачёнными в диковинные одежды, спокойными, умными, доброжелательными, всегда очень занятыми и очень этим довольными».



    Мир Полдня. Где-то в бескрайней дали пребывает ...наше же Светлое Будущее, которое мы почему-то не построили. Они осознали себя и небо, высокоразвиты, гуманны. Разве что не умеют выражать эмоции - как привыкли земляне. Однако у героев Стругацких и Ефремова тоже нет навыка визжать, реготать или гневаться — те всегда ровны, спокойно-ясны и, как говорили о себе герои ефремовской «Туманности»: «...исчезло искусное жонглирование словами, так называемое остроумие...». В «Притяжении» нам показали не какого-то равнодушного бяку-железяку с расистскими замашками, а — посланника цивилизаций, не отказавшихся от Прекрасного Далёко. Высокие технологии, достижение практического бессмертия, полёты в космос. Им противопоставлены «лайкающие» и «постящие», сексуально-раскрепощённые и агрессивно-жующие...



    В финале звучит своеобразный приговор Земле: мы — хуже, чем те. Нас надо облетать, избегать и ни за что с нами не контактировать. Этот-то контакт — бедственная случайность. Вызываем отторжение. Конечно, у землян есть надежда. Но! Если мы перестанем быть рабами инстинктов и потребления. Если мы обратимся к небу. «Они были слишком пассивны и слишком невежественны. Рабство их зиждилось на пассивности и невежестве, а пассивность и невежество вновь и вновь порождали рабство. Если бы они все были одинаковы, руки опустились бы и не на что было бы надеяться. Но все-таки они были людьми, носителями искры разума. И постоянно, то тут, то там вспыхивали и разгорались в их толще огоньки неимоверно далёкого и неизбежного будущего. Вспыхивали, несмотря ни на что... Несмотря на то, что в самом лучшем случае они могли рассчитывать на презрительную недоуменную жалость…» Это мысли дона Руматы - нашего не случившегося потомка из «Трудно быть Богом»...

  • ПОЛНОСТЬЮ ТЕКСТ - ТУТ.

  • Tags:

    ?

    Log in

    No account? Create an account